Встреча с краеведом

МАРИНА

ДАНИЛОВА

ПРО ПОЭТА

Некрасов Николай Алексеевич (1821–1877) – классик русской литературы – поэт, прозаик, драматург, критик; крупнейший журнальный редактор и издатель; общественный деятель; глубокий знаток народной жизни. Современники отмечали его выдающийся, проницательный, живой, природно-русский ум, тонкий литературный вкус, любовь к делу, к успехам свободной русской мысли, к изящной словесности, восхищались редким умением ценить даровитых людей и верить им; его считали идеальным редактором-издателем, собирателем и организатором лучших литературных сил России, открывшим новые литературные таланты.

Примечательно, что Некрасов, который провел сорок лет в самом пекле столичной литературной, общественной жизни, остался в душе провинциалом, сердечно привязанным к родному краю. В 1872 году Николай Алексеевич продиктовал одной из сотрудниц «Русской старины» автобиографию, которая начиналась словами: «Я родился в 1822 году в Ярославской губернии…». Безусловно, поэт знал, что родился он в Малороссии, а в ярославское имение Грешнево его привезли уже четырехлетним мальчиком. Указание на Ярославскую губернию как место рождения, скорее всего, сделано было не случайно: таким образом поэт подчеркивал жизненные и творческие истоки подавляющего большинства созданных им стихотворений и поэм.

ПРО НЕКРАСОВСКИЕ МЕСТА

В Ярославле и его окрестностях сохранилось множество мест, связанных с жизнью и творчеством Н. А. Некрасова.

В двадцати километрах от города на левом берегу Волги расположена деревня Грешнево – центр ярославского имения Некрасовых, где прошло детство Николая Алексеевича, и куда он неоднократно возвращался уже состоявшимся поэтом и редактором. Рядом, всего в трех километрах от Грешнева, расположено село Абакумцево с Благовещенской церковью, прихожанами которой были Некрасовы, около которой похоронены отец и мать поэта, его дед, дядя, братья и племянники. На правом берегу Волги, в пятнадцати километрах от города – усадьба «Карабиха», приобретенная Н. А. Некрасовым у князей Голицыных в начале 1860-х гг. для летнего отдыха от петербургской суеты. Вокруг Грешнева, Абакумцева, Карабихи – леса, луга, озера, где охотился Некрасов, а также – села и деревни, вошедшие своими названиями и описаниями в произведения поэта. Здесь жили прототипы некрасовских героев, приятели детства, друзья-охотники.

В Ярославле располагалась почтовая контора А. С. Некрасова, отца поэта; в Ярославской гимназии он учился вместе со своим старшим братом Андреем. Бывал Некрасов в Ярославле и позже – проездом в Грешнево, а затем в Карабиху, иногда и специально приезжал пожить в городе. Последний раз посетил Некрасов Ярославль в 1875 году, уже больной, прощаясь с городом навсегда.

 

Некрасовский бульвар в настоящее время полузабытый топоним. Является частью Первомайского бульвара (от Волжской набережной до Красной площади). Первомайский бульвар – находится в историческом центре Ярославля, внесенном в список Всемирного наследия ЮНЕСКО (2005).

Идет от драматического театра имени Ф. Г. Волкова до Волжской набережной. Название бульвару было присвоено в апреле 1918 года в память о событиях 1 мая 1905 года, когда на Казанском бульваре состоялась демонстрация революционно настроенной молодежи. Казанский бульвар возник в 1820-е гг. на месте срытых валов Земляного города. Название связано с тем, что здесь расположен Казанский женский монастырь. Первомайский бульвар заслуженно считается любимым местом отдыха ярославцев всех возрастов. Наша беседа главным библиотекарем ЦДБ им. Ярослава Мудрого, краеведом Мариной Дмитриевной Даниловой.

ПРО ИСТОРИЮ ПЕРВОМАЙСКОГО БУЛЬВАРА

 

В первой половине XIX столетия в Ярославле проводятся большие работы по благоустройству и озеленению. Сравниваются древние валы и рвы, на месте которых разбивается бульвар (ныне Первомайский), укрепляются откосы Волжской набережной, устанавливается чугунная решетка, сооружаются беседки, мосты через овраги-спуски. На набережной высаживаются липы. Город открывается к Волге. Основанный в XI веке как форпост Ростова Ярославль длительное время оставался «мал городком» («бе бо мал градок»). Тем не менее, уже в конце XII – начале XIII вв. территория города значительно растет и выходит за пределы Рубленого города (Кремля). Очевидная выгодность расположения (торговые водные пути по Волге и Которосли, а также дороги на Ростов, Москву, Вологду), защита гарнизона крепости – все это способствовало освоению близлежащих к Рубленому городу территорий. К этому времени были возведены и первые земляные укрепления посада, в систему которых активно включались имеющиеся складки местности. Так, в частности, глубокий овраг (совр. Красный съезд), выходивший на берег Волги, стал границей посада на северо-востоке. На юге граница посада проходила близ стен основанного здесь Спасского монастыря. Посад был укреплен тыновой оградой. В XVI веке в Ярославле проводятся большие работы по укреплению посада. Вокруг него углубляется ров и насыпается земляной вал, соединяя берега Волги и Которосли (по линии современного Первомайского бульвара и дуге Первомайской улицы к Спасскому монастырю и далее вдоль его восточной ограды) значительными для того времени оборонительными сооружениями, в том числе и проездными деревянными башнями. Окруженный земляным валом посад стал называться Земляным городом (в отличие от Рубленого города – Кремля на Стрелке).

ПРО ВЕЛИКИЙ ПОЖАР

«Великий пожар» 1658 года уничтожил почти весь город: деревянный Кремль, все торговые ряды, укрепления Земляного города. Ярославцы активно занялись восстановлением своих жилищ и оборонительных сооружений. Возводятся новые каменные башни городских укреплений, но это строительство оказалось ненужным: история распорядилась так, что Ярославлю больше никогда не пришлось отражать нападения неприятеля. В конце XVII–XVIII вв. оборонительным сооружениям города уделялось все меньше внимания. К концу XVIII века многие из них, кроме каменных, влачили жалкое существование: ров давно не чистился и не обновлялся, а потому был похож на застоявшееся болото, его края обсыпались, превращая берега в овраги, да и сам вал без восстановительных работ обваливался и уже не выполнял своих функций. Важное значение для развития Ярославля имела деятельность императрицы Екатерины II, отмечавшей значительность города и важность расположения, но неудовлетворительность застройки. Город имел живописную сетку улиц (их было около 60). Узкие, кривые, с непостоянной шириной, они, как паутина, рассекали территорию посада и загородья. Значительную часть посада занимала торговая площадь города. Она располагалась вдоль Медведицкого оврага от Волги до церкви Спаса на Городу и была плотно обстроена деревянными торговыми рядами, всевозможными амбарами. Однако при всей кажущейся хаотичности, бессистемности застройки Ярославля центральная его часть сложилась по довольно четкой радиально-кольцевой системе планировки. Радиальные направления составили улицы, переходящие в дороги в соседние города: в Углич (ныне ул. Свободы), в Романов-Борисоглебск (ныне проспект Октября). Кольцевые (а точнее – полукольцевые) направления от Волги до Которосли сложились по линии бывших городских укреплений (сейчас это улицы Первомайская, Ушинского, Комсомольская), а также по трассе Воздвиженский съезд – улица Духовская (ныне улицы Флотская – Республиканская).

 

ПРО СКРЫТЫЙ ВАЛ

Во второй половине XVIII столетия под влиянием новых  веяний в градостроительстве, связанных с эпохой классицизма, развернулись небывалые по размаху работы по переустройству русских городов. В Петербурге разрабатываются «регулярные» планы сначала для столицы, а затем для губернских и уездных городов России.В 1778 году свой регулярный план получил и Ярославль. Этот проект хорошо учитывал старую структуру города. Большинство новых регулярных улиц пролегло по трассе существующих, лишь расширяя и спрямляя их. Древние архитектурные памятники начинали и заканчивали улицы. По преданию, огромное пустое пространство, раскинувшееся от театра до берега Волги, на месте срытого вала и засыпанного рва (в 1820 г.), могло оказаться застроенным доходными домами. Но вспомнили, что парижане после уничтожения своих крепостных стен разбили на их месте зеленые аллеи (такие посадки они назвали бульварами). И Ярославль решил последовать этому примеру (молва приписывает это решение ярославскому губернатору А. М. Безобразову). Деревья (липы), уже подросшие, были взяты из сада близ Сретенской церкви (Депутатский переулок), где был устроен «Сад под липами» как место отдыха горожан еще в конце XVIII века.Таким образом, постепенно на месте срытого вала и засыпанного рва появились три аллеи, начинавшиеся от театра. Они прерывались Семеновской площадью (совр. Красная). Свое название площадь получила от церкви Симеона Столпника (на месте современного «дома с аркой» и памятника         В. И. Ленину), образована в результате сноса каменной проездной Семеновской башни. Новый бульвар называли Стрелецким (по наименованию бывшей слободы и одноименной улицы, находившейся сразу же за рвом) или Казанским (в честь Казанского женского монастыря, находившегося рядом, со стороны посада). В середине XIX века бульвар имел сложившиеся липовые аллеи, зеленые лужайки, кусты шиповника и сирени, создававшие впечатление настоящего сада. По свидетельству ярославского краеведа Иллариона Александровича Тихомирова (1861–1933), «липовые бульвары – одно из украшений города и лучшее место для отдыха и прогулок жителей. Особенно хорошо на них в июле, во время цветения столетних, развесистых лип, когда воздух напоен сладким и нежным, тонким ароматом». Несмотря на более чем серьезное монастырское соседство, бульвар вскоре превратился в одно из наиболее привлекательных мест отдыха ярославцев.

 


 

ПРО САД ПРИ БУЛЬВАРЕ

В ноябре 1850 года на бульваре тщанием «турецкого подданного В. В. Соломонского» открылся цирк. По его ходатайству городская управа разрешила устроить здесь временное деревянное сооружение сроком на 2 летних месяца. Когда время истекло, строение цирка было разобрано. Но зародилась традиция постройки здесь легких деревянных сезонных (летних) сооружений. Вскоре здесь появились беседки для продажи прохладительных напитков, эстрада для духового оркестра, а также временный ресторан. В начале XX века участок бульвара, носивший название «сад при бульваре» (напротив современной улицы Некрасова), взял в аренду у города немецкий предприниматель А.К. Бутлер. Вскоре это место прославилось своим рестораном и летним синематографом. Заведение это имело вид самый демократичный: на открытой эстраде крепилось полотно (экран), под навесом (на случай дождя) были устроены лавки с деревянной будкой сзади, где располагалась аппаратура. Оно привлекало своей доступностью самую различную публику, чего нельзя было сказать о бульваре в целом. Для прогулок по бульвару, как, впрочем, и набережной Волги, существовала негласная регламентация: гулять здесь могла лишь «почтенная» публика под бдительным надзором полиции. Вдоль бульвара были развешаны таблички: «По траве не ходить», «Собак не водить».

В 1908 году Бутлер с разрешения городских властей устроил при своем ресторане стационарный летний кинотеатр. В это время город переживал настоящий бум, связанный с установкой электрических фонарей на основных улицах и площадях города. Были они установлены и на дорожках бульвара, и в саду при бульваре.

ПРО КОВАНУЮ ОГРАДУ

В 1910 году территория бульвара со стороны Стрелецкой улицы была украшена кованой оградой. Вход со стороны этой улицы оформили в виде ажурной арки, которая просуществовала до 1983 года и была заменена обычным железным забором.

В этом же 1910 году в саду построили большую красивую эстраду с садовыми диванами перед ней. Специальным решением городской думы от 2 мая 1911 года здесь могли играть полковые духовые оркестры с первого мая до первого сентября в вечернее время с 17–18 часов до 22–23 часов за определенную плату. Это еще больше усилило привлекательность бульвара. Сад являл собой вид необыкновенный: яркие цветники, фонтаны, фонари по вечерам – все это радовало глаз.В 1914 году электрический синематограф «Рекорд» в соответствии с соглашением был передан Бутлером городу безвозмездно, но в целях поддержания соответствующего порядка театр несколько раз сдавался в аренду, в том числе московским купцам. Арендуя, они вкладывали большие деньги в ремонт кровли, стен, планируя впоследствии выкупить его у города. Но грянул октябрь 1917 года, и все замыслы рухнули. Июльские события 1918 года, когда полгорода лежало в руинах, не пощадили и бульвар. Сгорел ресторан Бутлера, исчезли цветники и фонтаны, и лишь эстрада одиноко стояла в стороне.

В 1928 году на бульваре, получившем весной 1918 года новое наименование – Первомайский (в честь демонстрации молодежи 1 мая 1905 года, разогнанной казаками), появился кинотеатр «Скиф». Бульвар постепенно был восстановлен с помощью субботников и воскресников: убрали мусор, провели электрическое освещение, произвели посадку деревьев и кустарников.Весной 1938 года здесь началось строительство огромного для того времени здания кинотеатра (с залом на 900 мест), получившего наименование «Летний», так как работал он только в теплое время года. Кинотеатр был открыт весной 1940 года, он пользовался огромной популярностью, поскольку был «первым экраном» в городе для всех новых фильмов. В мае 1973 года его снесли, а вслед за ним и эстраду.

ПРО КАТАЛОГ

 

В декабре 1902 года в Ярославле и других городах страны прошли торжества, приуроченные к 25-летию со дня смерти Николая Алексеевича Некрасова – поэта, «имя которого известно каждому грамотному русскому со школьной скамьи и особенно дорого для нас, ярославцев» (Вестник Ярославского земства. – 1903. – Т. 1 (1–2). – С. 18–20). В помещении  Ярославской губернской ученой  архивной  комиссии  была открыта Некрасовская юбилейная выставка. В ее создании приняли участие жители города и губернии, коллекционеры С-Петербурга, родные поэта. Каталог Некрасовской юбилейной выставки свидетельствует о том, что выставка стала уникальным  явлением  в    культурной  жизни Ярославля. Газета «Северный край» писала в те дни: «Фундамент будущего Некрасовского музея заложен  прочно, и музей может стать ценным памятником нашего родного поэта, собирая и  сохраняя  исторический материал как для жизнеописания Н. А. Некрасова, так и для освещения эпохи, которой он был ярким выразителем». Подводя итог состоявшимся торжествам, «Вестник Ярославского земства» с удовлетворением заключил: «Некрасовские дни в Ярославле внесли живую струю подъема духа в обществе и, конечно, не пройдут бесследными».

Накануне Некрасовских дней Ярославская дума постановила часть Казанского бульвара, выходящую на  Волжскую набережную, переименовать в Некрасовский и установить бронзовый бюст поэта. Постановление Думы вошло в силу в январе 1903 года. В феврале  пришло уведомление губернатору от Товарища Министра внутренних дел, что препятствий для переименования бульвара нет. Новое название было нанесено на план г. Ярославля и появилось на почтовых открытках.  

ПРО ПАМЯТНИК

А вот история с установкой памятника растянулась на долгие годы. О событиях начала века поведал их очевидец И. А. Тихомиров:

«На некрасовском бульваре дума решила поставить бронзовый бюст покойного поэта. В расходах по этому делу изъявил желание принять участие и брат Некрасова Федор Алексеевич. Бюст был заказан, недурно исполнен и доставлен в Ярославль, но когда Федор Алексеевич увидал его, то отказался от обещанного участия, так как нашел, что бюст сделан не согласно первоначальному предположению и не исполняет своего назначения. И был прав. Городская управа по своему обыкновению ни с кем не посоветовавшись, а сама, очевидно, до многого еще не додумавшись, сделала бюст по его размерам неподходящий не только для бульвара, но и для большого зала. Пьедестал для бюста был тоже очень скромен. Словом, «памятник» певцу мести и печали, имя которого с величайшим почтением произносится в отдаленнейших уголках нашего отечества, удался вроде тех, что воздвигают на городских кладбищах местные купцы «по своим родителям», на зависть прочим и для собственного услаждения во время панихид, в поминальные дни. Вот уж истинно:

Суждены вам благие порывы,

Но свершить ничего не дано.

ПРО АРХИТЕКТОРА

Так и стоит некрасовский бюст в заднем уголке думского зала к большому соблазну набожных гласных, чуждый им, чуждым, в свою очередь и Некрасову, и всяким «местям и печалям».

Рассказ Иллариона Александровича дополняют архивные документы.

Городским архитектором А. А. Никифоровым была составлена смета расходов по установке памятника на 8000 рублей. Брат поэта Федор Алексеевич Некрасов предложил половину суммы взять на себя и внес предварительно 1000 рублей. Окончательное решение вопроса затянулось, в итоге смета была сокращена  до 3300 рублей. Узнав об этом, Ф. А. Некрасов выразил резкий протест и в письме ярославскому городскому голове 9 августа 1906 года подчеркнул: «Я изъявил свое согласие половину означенной суммы принять на свой счет, от чего не отказываюсь, даже если бы сумма значительно превысила 8000 рублей, но принять участие в расходах по памятнику, стоимость которого будет 3300 рублей, я отказываюсь, нахожу, что подобные памятники могут иметь место на могилах, но никак не на публичных местах».

Изготовление бюста было заказано известному скульптору Матвею Афанасьевичу Чижову, автору памятника на могиле Н. А. Некрасова на кладбище Новодевичьего монастыря в Петербурге, установленного в 1881 году. В 1906 году по модели академика скульптуры М. А. Чижова бюст поэта был изготовлен на художественной бронзолитейной фабрике А. Моран в Петербурге и доставлен в Ярославль. Бюст был неплохо исполнен и одобрен скульптором и ярославцами. Однако его размеры: высота бюста – 1 аршин 6 вершков (около одного метра), диаметр ножки – 6,5 вершка, – подтвердили мнение брата поэта. Действительно, бюст был неподходящим не только для бульвара, но даже и для большого зала. Пьедестал для бюста предполагался также очень малых размеров.

Таким образом, мечтам ярославцев о сооружении памятника своему поэту-земляку в начале XX века не суждено было сбыться. Забыто было и название Некрасовского бульвара, на котором предполагалось поставить памятник…3 декабря 1958 года на Волжской набережной, в том месте, которое выбрали ярославцы еще в начале века, состоялось торжественное открытие памятника Н. А. Некрасову. Информацию об этом знаменательном событии разместили не только ярославские, но и центральные газеты.

Звучит марш. С монумента плавно спадает белое покрывало. На высоком пьедестале из серого гранита высится бронзовая фигура Н. А. Некрасова высотой почти четыре метра. Авторы памятника скульптор    Г. И. Мотовилов и архитектор Л. М. Поляков изобразили поэта в момент творческого раздумья. Поэт стоит, сложив руки на груди: в левой свиток рукописей, пальцы правой – как бы в движении, взор обращен на просторы Волги.

Перед фигурой – широкая гранитная площадка, а слева – длинный барельеф из белого подмосковного камня; сюжетом для него взяты сцены из жизни героев некрасовских произведений.

На постаменте надпись:

Николай Алексеевич Некрасов

1821–1877

Чуть ниже начертаны слова поэта, в которых выражена вся его жизнь, все его творчество:

«Я лиру посвятил народу своему»…

 

ПРО СКУЛЬПТУРА

Мотовилов Георгий Иванович (1892–1963), скульптор, профессор, лауреат Государственной премии.Родился в Москве, в семье врача, главного хирурга Екатерининской больницы (на Петровке). Окончил гимназию с серебряной медалью, затем Московский университет по специальности врача. В юношеские годы занимался скульптурой у С. М. Волнухина, автора «Первопечатника». В 1918 году поступил во ВХУТЕМАС, где учился у С. Т. Коненкова.

С 1920-х гг. стал участвовать в выставках. К этим годам относятся работы: «Тачанка» (дерево), «Кулачный боец Анкундинов», портрет Я. Фабрициуса (дерево), «Тигр» (дерево), «Прасковья». За работу «Металлист» в 1937 году получил золотую медаль на Всемирной выставке в Париже.

Вошел в историю изобразительного искусства как мастер рельефа. Наиболее выдающимися работами являются рельефы на портале Центрального (Северного) входа ВДНХ (1939) и рельефы на воротах жилого дома Художественного театра на улице Немировича-Данченко в Москве (1933).

Оформил в Москве станции метро: «Электрозаводская», «Новокузнецкая», «Смоленская», «Проспект Мира», «Парк культуры», «Октябрьская», «Комсомольская».

Автор памятников: А. Н. Толстому в Москве, Н. А. Некрасову в Ярославле,                А. П. Чехову в Ялте, генералу П. В. Волоху в Изюме.С 1945 по 1963 гг. заведовал кафедрой скульптуры в МВХПУ (бывшее Строгановское). Создал школу монументально-декоративной скульптуры. Мотовилов Георгий Иванович был энергичным, культурным, высокообразованным человеком, знал и любил поэзию, владел тремя языками. Он был не только замечательным художником, но и человеком, полным энтузиазма, творческого горения, по-настоящему увлеченным искусством. Его работы находятся в Третьяковской галерее, Русском музее, других музеях России и зарубежных стран.

Поляков Леонид Михайлович (1906–1965), советский архитектор, педагог, профессор. Лауреат двух Сталинских премий второй степени (1949, 1950). Член-корреспондент Академии архитектуры СССР (1947), действительный член Академии архитектуры СССР (1950).

Родился в Санкт-Петербурге, в семье (по семейному преданию, старообрядческой) выходцев из города Сольцы Порховского уезда Псковской губернии.

Выпускник Академии художеств в северной столице, Леонид Михайлович всю жизнь с благодарностью говорил о своих учителях – профессорах и академиках И. А. Фомине,       В. А. Щуко, В. Г. Гельфрейхе.

В начале 1930-х гг. Л. М. Поляков переехал в Москву, чтобы работать вместе со своими учителями над проектом будущего Дворца Советов. Проектировал жилые дома на Спиридоновке, Арбате, Студенческой улице, Ленинградском шоссе, Северный вход и Главный павильон ВСХВ, комбинат «Известия», Новоарбатский мост. Преподавал в МАРХИ и Московском высшем художественно-промышленном училище (бывшее Строгановское).

В своем творчестве Поляков опирался на основы академической школы, на законы проектирования ордерных построений, но сформировал свой собственный, очень яркий и эмоциональный архитектурный почерк. Несмотря на удивительное разнообразие объектов, работал в рамках одного стиля. Он – классик, создавший «советский» или «пролетарский» вариант неоклассической архитектуры.

Особое место в творчестве Л. М. Полякова занимает проектирование объектов метрополитена и строительство таких грандиозных гидротехнических сооружений, как Волго-Донской судоходный канал и Куйбышевская гидроэлектростанция. После войны архитектор много работал над восстановлением разрушенных городов. Яркая страница в его биографии: Поляков – главный архитектор, член коллегии управления по восстановлению Севастополя при Совете Министров СССР.

Это были годы небывалого подъема в жизни архитектора. Сталинская премия за станцию метро «Калужская»-кольцевая, орден Ленина за Волго-Донской канал, Сталинская премия за проект здания гостиницы «Ленинградская»…

После смерти И. В. Сталина в 1954 году начинается кампания по борьбе с так называемыми «излишествами в архитектуре». Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 4 ноября 1955 года Л. М. Поляков был лишен премии, присужденной ему за проект гостиницы «Ленинградская». Существует мнение, что инициатором была Е. А. Фурцева, не простившая Полякову того, что во время посещения ею стройки он указал на ее некомпетентность в вопросах архитектуры.

Л. М. Поляков скончался 19 июня 1965 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. За свою недолгую жизнь он оставил огромное наследие, которым Россия может гордиться.

 

ПРО БАРЕЛЬЕФ

Работа мастеров монументального искусства над памятником Н.А. Некрасову в Ярославле была плодотворной. Не случайно и в XXI веке памятник считается одной из главных достопримечательностей города. Сам памятник – колоннообразный и по форме постамента, и по стоящей фигуре поэта со скрещенными на груди руками. К нему примыкает горизонтальная удлиненная стела, плотно заполненная персонажами из поэм Некрасова. Этот прием, используемый нередко в русской монументальной скульптуре обычно на постаменте, здесь вынесен на свободную и специально отведенную ему плоскость стены, что и привлекает к особому ее рассмотрению и восприятию.Чтобы уравновесить эту значительно вытянутую стену, архитектор строит с другой стороны памятника несколько кубических и уже ничем не заполненных форм, подчеркивающих ассиметричность композиции и в то же время являющихся объемами, противопоставленными стене. Такое решение памятника представлялось в то время новаторским.Барельеф напоминает книгу-раскладушку с изображением легко узнаваемых некрасовских героев. Здесь и крестьянские дети, и «с спокойною важностью лиц, с красивою силой в движеньях» женщины русских селений, и Савелий, богатырь святорусский, и борец за всех униженных и оскорбленных Гриша Добросклонов, и крестьяне, искавшие «кому живется весело, вольготно на Руси»…

Место для памятника выбрано очень удачно (это признают не только ярославцы, но и гости города): отсюда открывается дивный вид на Волгу, которую так любил Некрасов.  Александр Трифонович Твардовский назвал Волгу рекой Некрасова: «Волга текла и до Некрасова, но в духовном нашем мире, в нашем представлении существовала другая Волга до того, как великий русский поэт представил нам ее».

 

ПРО ПАССАЖ

Ежегодно в первую субботу июля любители поэзии, поклонники творчества Николая Алексеевича Некрасова собираются в Карабихе на Некрасовский праздник поэзии. Начинается праздник в Ярославле – возложением цветов к памятнику поэту.

Рядом с Некрасовским бульваром. Слева от пожарной части на Красной площади от улицы Ушинского начинается улица Некрасова. Название присвоено в сентябре 1924 года в честь Николая Алексеевича Некрасова.

На углу улиц Ушинского и Некрасова стоит двухэтажный с мезонином особняк, главный фасад которого украшает четырехколонный портик, – бывший ресторан «Пассаж» (конец XVIII – начало XX вв.). Это – единственный документально установленный ярославским краеведом Ю. Н. Трыковым адрес жительства поэта в нашем городе.

В начале 1840-х гг. дом принадлежал купцам Чепахиным, которые часть помещений сдавали в наем (трактира в нем еще не было). В 1870-е гг. домом владел купец Волков. В календаре 1877 года это здание упоминается как гостиница «Пассаж» с номерами. В 1841 году три года голодавший, перебивавшийся в столице уроками и литературной поденщиной 19-летний Некрасов приезжает в родной город. Прибыв на свадьбу сестры Лизы, он останавливается в квартире ее мужа С. Г. Звягина на первом этаже дома Чепахина. Сразу по приезде он участвует в отпевании в приходской Воскресенской церкви умершей матери. Отсюда Некрасов ездит в Грешнево к отцу на осенние охоты. Здесь «заготавливает» литературные материалы – пишет повести, статьи, водевили, вновь пробует себя в поэзии. Встречается с местными литературными знакомцами, посещает книжную лавку Оловянишникова в Торговых рядах. Знакомится с новым руководителем ярославской театральной труппы М. Алексеевым, выстроившим на личные средства новое здание театра, предлагает ему для постановки свои драматические произведения, посещает спектакли его артистов.

 

 

Эстрада и гуляющая публика на Казанском бульваре в Ярославле. 1890–1900-е гг. Фото А. Н. Никаноровой.

 

 

Сад при Казанском бульваре. Почтовая открытка.

Начало XX в.


Юбилейная некрасовская выставка


Бюст поэта в г. С.-Петербурге.

 

Волжская набережная, беседка.Открытка с негатива П. И. Иваницкого, издана магазином «Полиграф» в 1904–1909 гг.

Вид на Заволжскую сторону Ярославля и перевоз через Волгу. 1900-е гг.

 

Дом Чепахина на Стрелецкой улице (ныне  ул. Ушинского). Открытка с негатива  А. Н. Павловича, издана в 1904–1909 гг.

Памятник Н.А. Некрасова на Волжской набережной, г.Ярославль

Бюст поэта Н.А. Некрасова

Барельеф

Кинотеатр "Летний" 1940 год

Дом поэта в селе Грешнево

ВСТРЕЧИ В ЧИТАЛЬНОМ ЗАЛЕ

МАТЕРИАЛ ПРЕДОСТАВЛЕН М.Д.ДАНИЛОВОЙ 

План губернского города Ярославля.

Конец XVIII в.

 

Н.А. Некрасов,С-Петербург, 1858 г.

Фото Г. Н. Оже и Богдана.

 

План губернского города Ярославля. 1802 г.

 

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now